Крошечному младенцу поставили сразу четыре диагноза сразу после рождения.

Лео был долгожданным первенцем 25-летней Эйми Робертс и ее мужа, 26-летнего Алекса. Беременность протекала хорошо, все анализы были в норме. Роды начались преждевременно: малыш не дождался положенного срока всего неделю. Его появление на свет стало для родителей невероятным счастьем. И таким же невероятным горем. Оказалось, что с ребенком далеко не все в порядке. У малыша было четыре (!) врожденных порока сердца.

«Когда врачи объяснили, что с Лео, мы сперва просто не поверили своим ушам, – говорит Эйми. — Я винила себя. Все время думала, что же я сделала не так, что у малыша такое больное сердечко».

Врачи заверили Эйми, что от нее здесь ничего не зависело. Корить себя бесполезно, нужно было что-то делать.

Малыш хоть и родился довольно крепким – 3200 граммов – сразу сбросил почти килограмм. Оперировать такую кроху было нельзя. Пришлось неделю ждать, пока Лео наберет немного веса. Через семь дней мать отдала сына в руки анестезиологу. Лео предстояла операция на открытом сердце.

«Я никогда так не рыдала, как в тот день. Ведь могло быть так, что я в последний раз видела Лео живым», – вспоминает Эйми.

Родителей действительно предупредили: «Готовьтесь к худшему». Перенесет ли недоношенный малыш такое серьезное вмешательство? Шансов было немного. Зато рисков хоть отбавляй: от паралича и повреждения спинного мозга до инсульта, инфекций и внутреннего кровотечения.

Операция длилась шесть часов. Все шесть часов Эйми не отходила от дверей операционной. Наконец вышел врач: «Все прошло успешно». Когда матери наконец-то разрешили посмотреть на сына, она почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног: крошечное тельце Лео было сплошь опутано проводами. Пищали мониторы, отсчитывая сердечный ритм ребенка. В ручонках торчали иглы капельниц. Рана в груди была прикрыта специальной повязкой – мальчик подхватил инфекцию, зашивать грудную клетку было нельзя еще неделю.

«За эту неделю мы узнали все об ЭКГ, анализах крови, эхокардиограммах, – говорит Эйми. — мы знали, что ребенок нас многому научит. Но никогда не думали, что нам придется узнавать такие страшные вещи».

Вскоре Эйми выписали. Но не Лео. Эйми не могла отправиться домой. Она поселилась в гостинице для родителей тяжелобольных детей, которая была напротив госпиталя. Целыми днями она дежурила рядом с малышом.

«Я не чувствовала себя мамой. Ведь я не могла взять Лео на руки, не могла кормить его», – вспоминает Эйми.

Лео оставался в больнице еще девять недель. За это время мальчик перенес еще пять операций, чтобы справиться с осложнениями и инфекциями, которые возникли после первой. Малыш стал бояться людей. Он начинал плакать, как только к нему приближались и пытались дотронуться. Ведь каждое прикосновение приносило ему боль: бесконечные уколы, капельницы, перевязки… Даже малюсенькие пяточки были покрыты синяками – следами от уколов.

Когда малыша наконец-то выписали, он был еще не совсем здоров. А может, никогда и не будет здоров полностью, за его сердечком нужно будет следить всю жизнь. Но родители счастливы. Они уверены: все будет хорошо. Ведь Лео бился за жизнь как настоящий герой. А значит, они сумеют справиться с любой напастью.

1/13Фото: facebook.com/aimee.roberts

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ