Сегодня певица и автор празднует свой день рождения. В нашем интервью она рассказала о том, как после тяжелых родов пересмотрела свою жизнь и что сейчас для нее стало важным.

Сейчас рядом с Катей — двое прекрасных мужчин, ее сыновей. Старшему, Даниилу, 27 сентября исполнилось шесть лет. А младшего, Серафима, Катя Гордон родила в феврале прошлого года. Роды дались ей очень тяжело — она тогда чуть не погибла. О том, какой ценой ей далось материнства, именинница рассказала без прикрас.

– Катя, сперва вы назвали младшего сына Леоном…

— Я все-таки пришла к выводу, что это имя сыну не подходит, плюс его папа был против. И мы решили назвать младшего Серафимом в честь Серафима Саровского, одного из моих любимых святых.

– Всю беременность вы вели активный образ жизни, даже переехать на новую квартиру успели, а потом вдруг сообщили, что едва не погибли во время родов. Как такое могло произойти?

— Сейчас понимаю, что я была сумасшедшей женщиной. Надо же додуматься взвалить на себя столько всего: беременной работала, поменяла квартиру – купила новую и продала старую, начала делать ремонт, потому что хотела привезти сына в уже готовое жилье. Хорошо, что подруга дизайнер помогала. Конечно, глупостью было совместить все и сразу. Я переехала до родов, мечты сбылись, но чего оно мне стоило! Вспоминая это время, осознаю, что все было на таких безумных скоростях и логично закончилось «аварией». Срок мне ставили 27 февраля, однако последний месяц беременности такой непредсказуемый. Планировала, что сын появится на свет в роддоме, который заранее выбрала. Но воды неожиданно отошли в момент, когда я была за рулем. Решила не ждать «скорую» и поехала в ближайший 3-й роддом. Там и выяснилось, что у меня серьезная проблема с сосудами, возникла аневризма и нужно срочно оперировать.

– То есть медики недоглядели?

— Врачи тут ни в чем не виноваты. Во время предыдущих обследований аневризмы не было видно на УЗИ. Кстати, факт, что я попала именно в этот роддом, это какое-то божественное совпадение, потому что в том, куда собиралась, не оказали бы весь спектр реанимационных услуг. Там спасать было бы тяжелее. Позже выяснилось, что с таким диагнозом, как у меня, нужно в последние месяцы постоянно лежать, потому что в любой момент могла разорваться аневризма. Ребенок бы захлебнулся, а я бы умерла от потери крови. Поэтому, как ни странно, мне в этой истории на самом деле крупно повезло. Посреди ночи с постели подняли всех специалистов, провели операцию, перелили мне четыре литра крови, и я выжила.

Сын сразу повел себя как мужик

– Трудно представить, что вы пережили…

— Мои близкие и друзья сидели в больнице и молились. К маме вышел врач и сказал, что возможен летальный исход. Всем любимым людям было точно хуже, чем мне. Я находилась где-то далеко, видела «тоннели», встречала умерших друзей. Получила опыт, на который совершенно не рассчитывала.

– Помните, как пришли в себя, впервые увидели сына?

— Медсестра меня спросила, когда я родила, ответила, что вчера, она говорит: «Ну, значит, 22-го». Я ее поправила, что 19-го. Не сразу поняла, что не один день была не в себе. Так что в нормальное состояние я пришла 23 февраля и сына тогда же увидела. Мне с ним повезло, он родился гиперздоровым и очень спокойным. Все медсестры его обожали, потому что в отличие от других детей он не плакал, а как-то с самого начала повел себя как мужик. В силу того, что была на лекарствах, не могла его кормить. Но общались мы каждый день: я к нему как-то доковыливала или его привозили. На самом деле в роддоме веселила народ, хохмила, смеялась и не понимала, почему ко мне родные такого зеленого цвета приходят. Мои близкие долгое время полагали, что Катя – танк. И тут впервые поняли, что это, оказывается, не так. И сейчас я утопаю в заботе и любви.

– Знал ли старший сын Даня, что происходит с его мамой?

— Он был с моими родителями в это время. Они на выходные всегда его забирают. Даня знал, что я отправилась за младшим братиком. Он, правда, просил сразу старшего. Естественно, ему ничего не рассказывали. Даня просто ждал, когда мама вернется. Родители с ним приходили, смотрели на меня снизу с улицы, я на них из окна. Если честно, сама осознала, что, в действительности, произошло, только когда выписалась. Села в машину, почувствовала, что сил нет, все кружится. И тогда вдруг дошло, что оказывается, я могла умереть, была жутчайшая операция, что буду долго восстанавливаться.

12

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ