Молодая мама согласилась честно рассказать нам, что с ней происходило после появления на свет дочки. Знаете, ей не позавидуешь.

Родить ребенка – невыразимое счастье. С первого же мгновения между мамой и малышом возникает удивительная по силе любовь. На деле роды – шоковая терапия, а новорожденное чадо – круглосуточная ответственность, к которой я оказалась совершенно не готова. Я будто теряла индивидуальность и ощущала себя придатком маленькой девочки, крошечного, но невероятно требовательного существа.

Еще будучи беременной, я читала о послеродовой депрессии. Якобы ею страдают 85 процентов матерей. Мне казалось, что это удел глупых женщин, которые не могут взять себя в руки и правильно организовать быт в новых условиях. Я была уверена: все эти перемены настроения, раздражительность, тревожность, приступы плача, чувство вины, мысли о смерти и самоубийстве, ненависть к мужу – полнейший бред. Мамаши с жиру бесятся. Надо думать о ребенке, а не о себе любимой. Тем страшнее для меня оказалась реальность. Пришлось признать: я тоже слаба духом и боюсь новых обязанностей. А еще вполне способна уйти от мужа вместе с новорожденной дочерью.

Все девять месяцев беременности мир вращался вокруг меня. Муж исполнял желания беременной жены и превозносил меня как будущую мать. Да и сама беременность протекала относительно неплохо, меня разве что постоянно тошнило, и жутко отекали лодыжки.

Первые звоночки я услышала уже в больнице. Мне хотелось родить дочь естественным путем, однако я оказалась настолько нетерпима к боли, что несколько раз теряла сознание уже в начале схваток. Врачам пришлось делать кесарево, и этот факт сильно ударил по моему самолюбию. Казалось, что я плохая мать, раз не сумела дать дочери жизнь самостоятельно. А еще пугали истории про вред кесарева сечения для детей. Так ко мне подкралась депрессия.

Вторую волну спровоцировал муж.

Мне пришлось бороться с ним из-за подгузников! Его мать заявила, что современные подгузники вредят ребенку и поэтому надо использовать пеленки. Горы из них меня и встретили после роддома. Несколько дней я пыталась совладать с бесконечной стиркой, но вдруг не сдержалась и закатила скандал. Мол, если хочешь, пусть твоя дочь справляет нужду исключительно в пеленки, но стирать их будешь ты или твоя мать. Вопросы не сразу, но отпали.

А еще, по его мнению, я мало того что за дочерью ухаживать не умела, так и выглядела недостаточно хорошо. После роддома осталось несколько лишних кило, а из-за хронического недосыпа я была слишком бледной, с огромными синяками под глазами. Я обиделась и решила собирать вещи. К рождению ребенка в гости из другого города приехала моя мама – чтобы помочь. Вот к ней я и засобиралась. Мама была в шоке и отказалась принять меня в отчем доме. Муж же был скорее в ауте. Я постоянно нападала на него и говорила, как сильно ненавижу. При этом разводиться официально я не хотела. В качестве ответных действий он отказался прописывать дочь у себя в квартире, пока я не подпишу брачный договор. По его словам, он понял, «что я готова на любую подлость».

Потом пришел гормональный сбой. Я вдруг набрала 20 кило. За каких-то пару-тройку недель. Начали выпадать волосы. На расческе их оставалось так много, что практически не было видно зубцов. Я была в отчаянии и постоянно плакала. У меня практически выпала одна бровь и очень поредели ресницы. Я срочно начала сметать разномастные средства на аптечных полках в надежде – поможет. Когда стало только хуже – у меня выпала буквально половина волос на голове, не считая потерь в виду бровей и ресниц, муж заставил пойти к врачу.

Кстати говоря, к тому времени муж уже подзабыл идею написать брачный договор, но очень много работал и совершенно не понимал, как еще мне можно помочь. А мама уехала. С дочерью мне приходилось справляться одной. Это был мой личный ад.

А этот ужасный живот… Почти месяц после родов я не могла снять бандаж. Он уменьшал боль, когда я брала дочь на руки. Когда я наконец смогла его снять, обнаружила уродливый пустой бурдюк на месте некогда плоского, аккуратного животика. Я была в ужасе.

Еще одна причина слез – острая нехватка общения. Муж и все подруги работали, мама уехала домой, свекровь любила внучку исключительно на расстоянии. Мысли помочь мне общением или тем более делом у нее в голове, судя по всему, не возникало вовсе. Никто не звонил, не писал и не приходил в гости. Выработалась уверенность: «Я никому не нужна, меня никто не любит, я обуза для всех и погрязну в подгузниках». Слезы лились снова и снова. Мой мозг съедали мысли: я несчастна, я плохая мать, из-за меня несчастна дочка, я никому не нужна, я виновата в болезнях доченьки, я плохая жена и ненавижу мужа, я урод.

Когда я наконец поняла, что со мной происходит, осознание было подобно снежной лавине, сошедшей на меня с вершины горы страданий. Подумав, я решила, что осознать проблему – уже полдела. Наверное, проще всего было записаться к психотерапевту. Но у меня не было ни доверия к врачам, ни времени. Зато я абсолютно точно уразумела: моей дочери не нужна несчастная мать.

Свой путь из бездны депрессии я начала с самого необходимого для меня в тот момент – общения. Помог интернет. Я нашла контакты забытых одноклассников и однокурсников, бывших подруг, потерянных родственников и даже соседей. Зарегистрировалась на сайтах для мам – общалась, участвовала в конкурсах, задавала вопросы и высказывала собственное мнение.

Я наняла няню на несколько часов в неделю, чтобы выкроить время для тренажерного зала, и записалась к тренеру. Ранее ходила максимум на йогу. Это было моей личной победой над собой. Занялась своей внешностью – возобновились походы к косметологу, начала искать новые чудодейственные кремы и маски.

Потом обговорила с мужем вопрос по уборке. Если хочет чистую квартиру – пусть нанимает уборщицу. Мои же силы уходят на дочь. А еще мне нужно спать, а не строить из себя ломовую лошадь.

Разномастные покупки тоже стали обязанностью супруга. Удивительно, но его это увлекло. Приходя домой, он с гордостью доставал купленное из огромных пакетов и с гордостью рассказывал, как сумел выбрать все лучшее.

Единственное что я оставила себе, – приготовление еды. Впрочем, в этом нет ничего сложного, если у вас есть мультиварка и посудомоечная машина.

Кроме того, старалась как можно больше гулять с ребенком. Муж договорился с охранниками и консьержами, чтобы они помогали мне спускать огромную коляску. Я наматывала круги в чудесном парке прямо возле дома и ощущала абсолютное спокойствие, заряжалась положительной энергией от живой природы. Вскоре захотелось ходить по магазинам, на помощь пришла все та же няня.

Грусть-тоска и мысли о моей никчемности в роли матери, жены и просто женщины постепенно уходили. Окончательно депрессовать я перестала почти через год после рождения дочери, поэтому ее годик стал для меня двойным праздником. Хотя нет, последние крупицы депрессии уходят от меня с этими строками, прямо сейчас.

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ