Как настроиться на лучшее и перестать бояться хирургического вмешательства, рассказала редактор «Антенны – Телесемь» в Петербурге. В конце декабря она стала мамой очаровательной дочки. Малышка родилась путем кесарева сечения.

Теперь и у меня есть улыбка на животе. Моя маленькая девочка появилась на свет не совсем естественным способом, но от этого я не чувствую себя матерью меньше, чем женщины, которые прошли через обычные роды. Но обо всем по порядку.

Показаний для кесарева сечения в медицине не так уж и много. Врачи стараются даже самые сложные ситуации перевести в естественные роды. Сейчас проще относятся к малышам, которые уселись в животе у мамы на попу, да и после первого кесарева вас легко могут отправить рожать самостоятельно. Но в моем случае подвело зрение. Если в первом триместре офтальмолог только поохал насчет высокой степени миопии, то в третьем обнаружил отслоение сетчатки.

— Не могу позволить вам рожать самостоятельно, – насупился молодой врач. – Только с исключением потужного периода.

То есть мне светило кесарево.

В первый момент я даже обрадовалась: схватки, потуги – все это страшило куда больше, чем полостная операция.

— Тебе ведь тоже кесарево сделали, – успокаивала я маму, а в душе даже радовалась. — И ничего: я нормальная, ты себя хорошо чувствовала.

Напоминанием обо мне для мамы на всю жизнь стал не очень красивый вертикальный шрам. Сейчас подобные делают очень редко. При плановом кесаревом шрам будет практически незаметен.

Муж кесареву тоже обрадовался, мол, редкая удача – выбрать для собственного ребенка конкретную дату рождения. Но чем ближе была дата госпитализации, тем страшнее мне становилось. В Интернете мамочки обсуждали возможные осложнения после операции. А вдруг что-то пойдет не так? И никто не мог подсказать, как настроиться, как подготовиться. Да и вообще толком объяснить, что именно мне предстоит.

Врач, которому веришь

За пару недель до родов угораздило меня отправиться в роддом со схватками, к счастью, тренировочными. Там-то я и познакомилась с врачом. Увидела ее и сразу поняла – только ей я смогу доверить самый важный момент в своей жизни. Так бывает, когда чувствуешь человека, веришь ему, как себе.

— Вам рано, – заверила меня доктор и отправила домой.

В больницу я легла за несколько дней до родов. Предстояло пройти дополнительное обследование, чтобы операция прошла без сучка, без задоринки. Многие будущие мамы стараются лечь в больницу накануне дня кесарева сечения. Не самое правильное решение: лучше, если несколько дней вы проведете под наблюдением врача. Вам сделают кардиограмму, несколько КТГ, УЗИ и назначат лечение, если нужно. Похоже, у меня на нервной почве от ожидания поднялось давление, которое всю беременность было как у космонавта. Это привело к небольшим отекам. Моим уделом на три дня стали капельницы с магнезией. Кстати, давление так и не опустилось перед родами, зато моментально пришло в норму сразу после операции. Я гордо лежала в реанимации с чувством выполненного долга и 120 на 60 на мониторе.

Эротичные чулки

Хотела написать эластичные, но поняла, что даже в процессе родов есть некая эротика. Женщин, отправляющихся на кесарево, можно было легко отличить по кокетливым чулкам на ногах. В основном чулки надевали белые: кто-то где-то кому-то сказал, что нужны именно такие, и никакие другие для операции не подходят. Что забавно, про чулки я узнала буквально накануне.

— Мама, срочно найди мне чулки! — умоляла я по телефону.

Вообще, лучше этим вопросом озаботиться заранее, чтобы выбрать правильный размер. В моем случае время было упущено, пришлось довольствоваться противоварикозными чулками с высокой степенью компрессии. Хотя, чего уж довольствоваться, анестезиологу мой вариант наряда для ног понравился куда больше стандартных белоснежных, мол, лучше утянем, меньше осложнений.

Потом началась подготовка к самой операции. Я решила, что за два дня до даты не буду ничего есть, только пить – на всякий случай.

— И откуда ты, дуреха, будешь брать силы на восстановление, если станешь голодать? — пожурила меня врач.

Итак, накануне вам порекомендуют легкий ужин не позже шести вечера. Пить воду можно до 23:00. Больше никаких приемов пищи и жидкости. На следующий день подъем в шесть утра. Но не ради того, чтобы сделать так рано операцию. В шесть утра (может быть, в других роддомах немного иначе) к вам придет санитарка или акушерка и поможет надеть чулки. Второй вариант – утянет ваши ноги эластичными бинтами. Потом вам предстоит клизма. КТГ. А за полчаса до операции – укол антибиотика. От него затошнило и закружилась голова.

— Это оттого, что вы ничего не ели, – успокоила меня акушерка.

Переодеваюсь в больничную сорочку – и в путь. За малышом.

Ну что, красивая, поехали кататься

Дородовое отделение в моем случае располагалось на третьем этаже, а родовые – на пятом. Между этажами шустро бегают лифты, но церемониал от этого не меняется. Я вполне могла добраться до пятого на своих двоих. Но нельзя. Акушерка вызвала лифт, огромный, грохочущий, советского образца и приказала мне лечь на каталку. Несколько метров от коридора до лифта я доехала на ней. Внутри все сжалось. Перед глазами замелькали лампы, голова закружилась опять, неприятно защекотало где-то в животе. Дочь тоже притихла: то ли подозревала, что до ее появления на свет остались считаные минуты, то ли переживала вместе со мной.

На пятом этаже на каталке меня провезли тоже всего несколько метров.

— Слезайте и ждите медсестру, – на этом акушерка удалилась.

Медсестра все не шла, у меня попеременно холодели то руки, то ноги. Уже хотелось сбежать домой, но из роддома еще никто не уходил беременным. Наконец пришла она.

— Света, – скромно представилась чуть полноватая красивая блондинка. — Я единственная здесь, кто сделает вам больно. Пойдемте.

Вместе со Светой мы вошли в операционную, она уложила меня на стол с подогревом. Пришлось раскинуть руки.

— А ты знаешь, какой сегодня праздник? — спросила Света.

— Так, вчера, кажется, был День кино, а сегодня… — я задумалась, должна же знать, какой сегодня праздник. Судорожно перебирала в голове варианты.

— Дурочка, сегодня самый главный день в твоей жизни, у тебя родится дочка, – засмеялась Света.

А я почти заревела. Вот пишу это, и опять слезы счастья катятся.

Медсестра установила в вену катетер. Потом в операционную пришла анестезиолог. Меня попросили аккуратно сесть, подтянуть ноги и опустить голову. Предстоял спинальный наркоз. Учитывая, что уколов я боюсь с детства, иглу в спину, которая попала в нужное место только с третьего раза, я перенесла довольно легко. По ногам сразу же начало разливаться тепло. В это же время установили мочевой катетер.

— Ложимся, – скомандовали мне.

Уже через несколько секунд нижней своей части я не чувствовала совсем. Руки зафиксировали ремнями. Перед лицом натянули голубую больничную простыню, в операционную зашла врач, тоже, кстати, Света – Светлана Владимировна. Операция началась.

Чужие ноги

Во время операции вы ничего не чувствуете, что-то происходит, но что именно – вы не знаете. От первого разреза до плача моей малышки прошло, по моим подсчетам, минут пять-семь. Она закричала, я вся превратилась в слух. Неонатологи диктовали вес-рост-показатели. А я ждала, когда же увижу свою малышку.

— Поцелуй дочь, – поднесли мне детку.

Она была такая теплая и абсолютно недовольная. Вас бы лишили теплого уютного дома. Ребенка унесли.

— Шьем шкурку, – скомандовала моя врач.

После этого меня переложили на каталку. Я видела свои ноги, но абсолютно их не чувствовала, будто чужое тело. Даже удивительно, если не чувствуешь – не признаешь их. Опознала собственные конечности только по маминым чулкам.

— А теперь в реанимацию, – повезли меня по коридорам.

Реанимация – не такое страшное место, как зовется. Лежат новоиспеченные мамочки, общаются по телефону с родными, пишут SMS, принимают поздравления, но только с паузой раз в пятнадцать минут. Потому что к правой руке каждой прикреплен аппарат для измерения давления. На левой руке – капельница с окситоцином и тот самый катетер, который поставили до начала операции. В него, если что, введут необходимое лекарство – обезболивающее, понижающее давление.

Через час наркоз начал отходить.

— Двигаемся, девочки, – задорно скомандовала сотрудница Наташа. — Быстрее отойдет, быстрее деток своих увидите. И пьем побольше воды, чтобы вымыть всю химию.

Кстати, подготовьтесь заранее – вам потребуется около двух литров чистой негазированной воды.

Мы пили и ждали, когда наркоз отойдет и можно будет встать. Мама двойняшек, лежавшая рядом, все время порывалась пойти к детям. Но ноги не слушались.

Ползком к счастью

Самое болезненное – переворачиваться. Мне казалось, что один полуповорот занимал целую вечность. Пришлось капитулировать и запросить дополнительную дозу обезболивающего. Зато встала я довольно бодро. Я тоже стремилась увидеть свою доченьку поскорее. С меня сняли все катетеры и повезли в палату.

В тот момент, когда прикатили кувез с дочерью, рядом со мной уже был муж. Он подхватил малютку на руки, а я в растерянности сидела в наполовину спущенных чулках. Находиться в палате посторонним можно было только в часы посещения, а мне предстояла целая ночь наедине с дочерью. А ведь ноги еще не совсем отошли… Была даже мысль попросить увезти детку и дать мне прийти в себя. Но я решила, что это предательство и слабость.

Признаюсь честно, в первые минуты мной больше руководило чувство долга перед ребенком, та самая всепоглощающая любовь пришла чуть позже.

Рано утром мне уже помогали справиться с малюткой и моими послеоперационными болями муж и мама. Шов не болел – болел живот от сокращающейся матки. Каждый день вам будут колоть окситоцин. Еще из развлечений молодых мамочек – обработка швов и один обезболивающий в день по желанию.

В туалет по-маленькому вы сходите, вероятно, уже в первый день. Страшно, но не больно. Более серьезные дела вам предстоят на следующий день после операции. Врач несколько раз уточнит, что это очень желательный процесс. Мол, старайтесь.

С питанием – все индивидуально. Кому-то на следующий день разрешили только бульон. В моем случае доктор решила, что можно начинать есть вещи посущественнее, только исключить молочные продукты.

Прошло чуть больше недели с момента операции. Боли нет. Шов, говорят, получился красивый. Сама я, правда, его не видела. Но те, кто обрабатывал, восхищаются работой хирурга. А я восхищаюсь своей доченькой. Ну и хирургом.

Плюсы кесарева

— У вас не будет боли до. Никаких схваток, потуг и правильного дыхания.

— Вы за несколько дней до дня икс поступите под наблюдение врачей. Без сюрпризов, все строго по плану.

— Если договориться с врачом, можно выбрать конкретную дату рождения вашего малыша.

— На обработке швов вы будете проводить буквально минуту, чего не скажешь о мамочках, переживших естественные роды и эпизиотомию.

— Кстати, выпишут вас одновременно с естественницами. А иногда даже раньше!

— Вам пропишут покой на две недели. И не поднимать ничего тяжелее ребенка. Отличный повод попросить помощи у близких и отдохнуть после родов, побыть наедине со своей малышкой.

Минусы кесарева

— Боль к вам придет сразу после того, как начнет отходить наркоз.

— Ожидание операции хуже самой операции. Томительные дни и самая последняя, самая страшная ночь не для впечатлительных особ. Никакая валерьянка не спасет вас от волнения.

— Малыш не сам решит, когда появляться на свет. Дату назначат за несколько дней до ПДР.

— У вас будет шов внизу живота. И какое-то время так называемый фартук, когда над шрамом висит живот. А еще этот шов может воспалиться.

— В первый день вам будет сложно самостоятельно управляться с ребенком. После выписки – выполнять обычную домашнюю работу. Да что там работу – без помощи близких вы не сможете отправиться на прогулку, коляска-то тяжелая.

— Приготовьтесь к анемии, из-за потери крови у вас понизится гемоглобин. А аристократичная бледность станет вашим спутником на несколько недель вперед.

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ