Ее малыш перестал дышать на 32-й неделе беременности. Все, что осталось у мамы на память о ребенке, – это несколько снимков с его похорон.

Кристи Уотсон было всего 20 лет, впереди целая жизнь. Она наконец-то была по-настоящему счастлива: Кристи мечтала о ребенке, но три беременности закончились выкидышами. И вот все получилось, она доносила своего чудо-малыша до 26-й недели. Прогнозы были самые радужные. Кристи уже и имя придумала для будущего сынишки: Кайцен. И тут вся ее жизнь, все надежды, радость ожидания встречи с малышом – все рухнуло.

Когда срок перевалил за 25 недель, Кристи почувствовала неладное. У нее начались страшные отеки: ноги не влезали в обувь, пальцы рук раздулись так, что с кольцами пришлось расстаться. Но самое ужасное – это головные боли. Мучительные приступы мигрени длились неделями, от боли Кристи даже видела плохо.

«Давление скакало, то подпрыгивало, то падало. Врачи говорили, что это все совершенно нормально при беременности. Но я была уверена, что это не так», – написала Кристи на своей страничке на Facebook.

Кристи пыталась добиться, чтобы ей сделали УЗИ, взяли кровь на анализ, посоветовались с другими специалистами. Но врачи от нее просто отмахивались. Девушку отправили домой и посоветовали выпить таблетку от головной боли.

«Мне было страшно. И в то же время я чувствовала себя очень глупо – все вокруг считали, что я просто нытик, я жалуюсь на беременность», – говорит Кристи.

Лишь на 32-й неделе девушке удалось упросить сделать ей УЗИ. Но ее врач была на совещании. Промурыжив Кристи в приемной два часа, девушку отправили домой – с очередной рекомендацией выпить таблетку от головной боли.

«Это было за три дня до того, как я почувствовала, что мой малыш перестал шевелиться. Я снова пришла в больницу и наконец-то попала на УЗИ. Медсестра сказала, что сердце моего маленького Кайцена больше не бьется, – рассказывает Кристи. — Они не дали ему ни единого шанса. Если бы хоть на три дня раньше сделали УЗИ, взяли кровь на анализ, они бы поняли, что у меня тяжелая преэклампсия, что моя кровь – это яд для ребенка…»

Малыш погиб на 32-й недели беременности от преэклампсии – тяжелейшего осложнения при беременности, которое нередко заканчивается гибелью и плода, и матери. Кристи пришлось вызывать роды. Родился бездыханный мальчик, ее маленький сын, который так и не увидел свет.

Полумертвая от горя девушка попросила, чтобы ей дали попрощаться с ребенком. Фотография, которая была сделана в этот момент, – единственное, что осталось у нее в память о Кайцене.

1/5Фото: facebook.com/kristy.loves.tylahФото: facebook.com/kristy.loves.tylahФото: facebook.com/kristy.loves.tylahФото: facebook.com/kristy.loves.tylahФото: facebook.com/kristy.loves.tylah

Теперь сражаться за жизнь предстояло самой Кристи. Постродовая преэклампсия убивала ее. Давление было настолько высоким, что врачи всерьез опасались инсульта, почки отказывали.

«Мое тело слишком долго боролось, стараясь сохранить жизнь нам обоим – и моему мальчику, и мне, – с горечью говорит Кристи. — Это так страшно – понимать, что мной пренебрегали, рисковали жизнью внутри меня, жизнью, в которую я столько вложила. Такого и злейшему врагу не пожелаешь».

Кристи справилась. Она выжила. Но теперь у нее впереди самое страшное: вернуться домой, зайти в детскую, уже готовую к появлению там крошки-Кайцена.

«Колыбелька, в которой мой мальчик никогда не будет спать, книги, которые я никогда ему не прочитаю, костюмчики, которые ему не суждено надеть… Все потому, что меня никто не захотел услышать. Мой маленький Кайцен будет жить только в моем сердце».

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ