Звезда Instagram и ведущая «Подиума» на телеканале «Пятница!» рассказала Wday.ru про звездную болезнь, настоящий модельный бизнес вне глянца и участников нового модного шоу.

«Instagram – это витрина с отключенной темной стороной»

— В своем Instagram ты веселая «Маша из Краснодара», а как в жизни, далека от такого образа?

— Ну, я в своем Instagram еще Маша из Канн, из Сан-Франциско, из Токио. Привязки к месту у Маши в общем-то в Instagram нет (смеется). Я веду страничку как будто бы только для своих близких и друзей, а не, как уже оказалось, миллионной аудитории. Наверное, поэтому и получается все так просто, легко и доступно: у меня нет какого-то специального образа, персонажа, героя. Просто я как я.

— В общем, на самом деле такая же?

— Ну, с поправкой на то, что в Instagram нет проблем. Там ни у кого нет усталости, болезней, се-мейных, личных и житейских обстоятельств. В принципе, как все правильно говорят, Instagram, и мой в том числе, – это такая витрина. С победами, достижениями, классными событиями, веселыми мероприятиями, дружбой. Так скажем, с отключенной темной стороной.

— Как такой же Маше приехать из Краснодара в Москву сегодня и чего-то добиться? Это возможно?

— Я думаю, да! Любая Катя, Галя, Вова, Николай. Главное – цель. Взять хотя бы меня… Сколько лет назад была передача «Топ-модель по-русски»? 2012 год! Сколько я посетила кастингов и получила очень большое количество отказов. Но знаешь, как говорят: если тебе что-то не дано сейчас, значит, судьба приготовила что-то большее. И, видимо, не зря мне отказали многочисленные travel-шоу, beauty-конкурсы на каналах с маленьким охватом. Я везде ходила, везде хотела! Но мне говорили: «Нет-нет». И вот тебе такая бомба – главный проект о моде в России.

— Он, а еще миллион подписчиков в Instagram, проект «Топ-модель по-русски»… Была звездная болезнь?

— После проекта была… А вот сейчас, с подписчиками, сложно сказать. Они же не резко приходят. Нет такого, что ты вчера легла с тысячей подписчиков, а сегодня у тебя миллион, а все постепенно и тихо. У меня есть большая усталость от того, что многие меня знают и считают своей подругой. И это не характеризует их плохо, они хорошие люди, но я же их не знаю. И получается: я иду по Красной площади – понятное дело, туристическое место, и девочка меня хватает за руку: «Маша! Давай фоткаться!» Моя реакция: я отдернула руку, это такое неделикатное нарушение моего личного пространства. Это можно назвать звездной болезнью? Вот в такой иногда странности от людей это проявляется.

-— И много вот так за день налетает

— По-разному. Обычно это цепная реакция. Один заметил, и началось. Вокруг собирается куча людей. И пока каждый, кто есть в этом месте, не сфотографируется, мы оттуда не уйдем (смеется). А те, которые фотографируются, привлекают новых людей, которые даже не знают, кто я такая, но так как все вокруг меня, тоже присоединяются.

— Наверное, в метро ездить невозможно?

— В метро нормально. Когда человек не ожидает тебя увидеть, он очень долго будет смотреть, удивляться, думать. Так что я езжу на любом транспорте, который мне нужен в определенный момент, спокойно к этому отношусь.

«Всю жизнь мечтала быть настоящей моделью»

— Все думают, что быть моделью в Милане – это круто. А ты была. Расскажи, как это на самом деле?

— У меня была всю жизнь мечта: быть настоящей моделью. И пока я в как раз в Милане на Неделе моды не поработала, я себя моделью не смела называть, думала, что это все бирюльки, детский сад – показывать локальные моды. Это очень тяжелая работа! Благодаря СМИ, глянцу мы видим уже самые сливки, топ. Успешные, красивые, популярные модели, которые, безусловно, восхитительно хороши собой, представляют многочисленные бренды. Но за этой красивой картинкой стоит огромная индустрия, в которой работают девочки из разных стран мира. Они живут в очень скромных условиях, по пять человек в одной комнате, ходят на десятки кастингов в день, и многих никуда не берут работать. А кастинги эти не на показы, не на кампейны, чтобы в Versace красиво лежать на баннере, а на работу в шоу-румах. Это когда ты с утра до вечера просто миллион раз переодеваешься, чтобы на тебя посмотрели байеры и поставили галочки в своем списке, что покупать в магазине в Америке, России, Англии. Девочки переодеваются днем и ночью. И это тоже работа модели. Выставки, презентации, совершенно далекие от гламура, блесток и красных дорожек. И это довольно сложно. Требует дисциплинированности, ведь работа по времени, со взрослыми людьми, заказчиками, которые хотят хорошего исполнения. А тебе 16−20 лет, ты молодая, веселая, хочешь гулять, а тебе приходится ходить на физически трудную работу, где ни присесть, ни привстать. Такое тоже было. Если кто-то считает, что модельный бизнес – это красота, шампанское, блестки и Белла Хадид, это узкое представление.

— Было такое, что ты поняла: «С меня хватит»?

— За собой я никогда не замечала такого момента. После второго контракта в Милане я вернулась в Москву и пошла работать на МУЗ-ТВ стажером-корреспондентом. Мне приелось: все одно и то же. Кастинги, работа: постояла-помолчала. Хорошо, если быстро прошла красивый показ, плохо, если стояла восемь часов на стенде в одной позе. Это ужасно высасывающая душу работа! Ты стоишь и думаешь: «Боже, что же я делаю?»

— Но ты на все соглашалась.

— Конечно, нужно же откуда-то брать деньги. Меня всегда удивляют такие вопросы, мне кажется, что как иначе, это же работа. Она нужна для того, чтобы получить деньги, а не чтобы показать: «О-о-о, я хожу в платье», я в платье могу и дома ходить. Это заработок.

«Я — экстремально веселая женщина, в «Подиуме» спокойная»

— Ты стала ведущей нового «Подиума» на «Пятнице!» Почему все должны посмотреть проект?

— Это легендарное шоу! Крутой концепт, интересные герои, которые у нас подобрались просто потрясающие. Каждый – личность, индивидуальность, со своим характером. Участники разного возраста, из разных миров. Это столкновение людей с амбициями, талантливых, тех, кто что-то создает, и людей, кто их за это критикует. Представляете, как больно, когда ты делал что-то своими руками, вкладывал душу, а тут приходят люди и говорят: «У-у-у, ужасно как плохо». Или, наоборот, восхваляют кого-то, кто стоит рядом с тобой, а тебя недооценивают. Это живые эмоции! «Подиум» – это качественное развлекательное шоу, которое как минимум украсит ваш вечер на час.

— Кого вы взяли в участники, профи или новичков?

— У нас самое настоящее попурри из персонажей! Кастинг был тяжелым, очень много человек. Перед тобой мелькают лица, причем разные. От сюрреализма, когда ты видишь вещи с рынка, перешитые ужасно плохо, а рядом – человека, которые создает невероятные собственноручные изделия. Ни на что не похожие. И этот салат из одежды и людей у тебя перед глазами. Мы отобрали и тех, кто уже участвовал в российских Неделях моды, и тех, кто вообще нигде не был заявлен и никому не известен. Есть дизайнеры из династий, есть даже повар! Человек, который имеет великолепное чувство стиля и вкуса, но шил плохо. А мы натаскали. Все, уже пошли спойлеры, так нельзя (смеется).

— Дизайнерам из американского «Подиума» проект помог начать строить действительно внушительную карьеру. Поможет ли российское шоу своим участникам?

— Конечно! Подобные истории дают толчок. Не важно, в каком моменте – сразу после эфира позвонит байер, скажет: «Нам надо», либо просто подстегнет тебя дальше этим заниматься, понять, какие были ошибки и недоработки. Я же яркий пример тому, как можно выйти из телешоу. Не победить, но остаться не забытым человеком и исполнить свою мечту. Хотела стать моделью – стала, потом хотела стать ведущей – вот, становлюсь на ваших глазах.

— В американской версии «Подиум» вела Хайди Клум. Тебе нравится она?

— Потрясающей красоты, великолепная, замечательная, со своей особенной харизмой. Очень жизнерадостная, живая. Я обожаю проект «Подиум», тут можно ничего даже не спрашивать больше (смеется).

-— Брала с нее пример

— Нет, не было такой задачи, мы же не делали ксерокопию. Для меня «Подиум» – первый опыт большого проекта. Не просто большого, а огромного. Я бывала на многих съемках: фильмов, роликов, мероприятий, премий. И такой большой команды не видела никогда! Огромная съемочная группа, декорации, штат тех, кто работает с участниками, сами участники, жюри. Тут не до изображения Хайди Клум. Пока запуска не было, и я не видела ни одной серии, так что очень волнуюсь и переживаю. Я веселая женщина, даже иногда экстремально веселая, а тут от меня требовались степенность, спокойствие. Важно не стать частью этого урагана, а быть рядом, направлять в определенное русло. Поэтому я там спокойнее.

-— Тяжело было?

— Да. Это стресс, нервы. Большой проект, все кружится вокруг тебя, и ты понимаешь, что ты сейчас в кадре, работаешь, на тебя смотрят примерно 70 человек, которые выстроили кадр, – конечно, ты немножко волнуешься.

— Появились любимчики среди участников?

— Да. Все! Я не знала раньше, что смогу так полюбить чужих людей. В первый день было несколько знакомых лиц, а потом я поняла, что они мне дороги все. Там даже есть один участник из Краснодара, которого я раньше дико шпыняла. А теперь я его обожаю!

— Кстати, а где одевается сама Маша Миногарова?

— Я ношу все бренды всей планеты. От люкса до друзей-модных дизайнеров. Zara, H&M и все остальное – тоже да. Sorry, I’m not, Walk of shame, Saint-Tokyo, Артем Кривда, Рубан, Арутюнов… Все есть! И все по очереди ношу.

— Страшно представить, каких размеров шкаф.

— Шкаф – моя главная проблема. У меня нет шкафа. Есть комната, которая больше похожа на склад. Туда заходишь, и можно прямо ложиться в вещи и лежать.

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ