«Мы встретились с Олей и поженились не в 17 лет, а пройдя свои первые семьи и получив жизненный опыт, в чем-то было сложно наступать на себя, но как-то приноровились, прижились», – поделился композитор. С Игорем Крутым и его женой Ольгой «Антенна» встретилась в их московской квартире.

– У вас также есть жилье в Монако, в Нью-Йорке, а где вы себя ощущаете дома?

— Здесь, в Москве. Мы в этом доме уже лет десять живем, но я до сих пор люблю, просыпаясь каждый день, радоваться тому, что нахожусь в этой квартире, в этом городе.

— А мне везде комфортно. Поймала себя на мысли, что приезжаю сюда и успеваю соскучиться по Москве, по старшей дочке Вике, она сейчас здесь живет, возвращаюсь в Нью-Йорк к Саше и тоже радуюсь. А в Монако у нас резиденция скорее для отдыха, как дача, там бываем в основном летом.

-– Когда Ольга в Москве, жизнь начинает течь по-другому руслу

— Я немного перекраиваю график, чтобы была возможность сходить вместе в кино, в ресторан, в гости, но все равно достаточно занят – встречи, съемки, записи.

— У меня дел всегда много везде, кажется, времени для отдыха нет совсем. Я человек очень деятельный. Много занимаюсь спортом, интересуюсь живописью, у меня свой бизнес, связанный с духами (парфюмерный бренд Okki. — Прим. «Антенны»), все время решаю вопросы по телефону, Игорю помогаю. Когда семья находится на расстоянии, все надо связать воедино, я такой домашний менеджер. В Нью-Йорке много времени посвящаю заботе о дочке. Саша сейчас требует особенного внимания: школьные вопросы, домашние задания. Обсуждаю их с ней и всегда в курсе того, что у нее происходит. Стараюсь вникать тотально. Не просто: «Сделала уроки?» Мой календарь завязан прежде всего на Саше, я от нее полностью завишу: от ее занятий, каникул, праздников.

– Когда вы жили в Майами, знаю, бегали по утрам несколько километров, а здесь, в Москве? Неподалеку Нескучный сад…

— Где бы я ни был, стараюсь по утрам по возможности бегать, заниматься спортом. Раньше Оля на этом настаивала, сейчас она порой противится, говорит: «Хватит уже, ты уже бледный, зачем измываешься над собой? Помнишь, что тебе не 18?» Но хочется быть в форме. С одной стороны – дети, с другой – жена молодая, с третьей – я выхожу на сцену, снимаюсь на телевидении, не могу позволить себе распуститься, отрастить пузо.

Игорь: Сейчас Ольга порой противится, говорит: «Хватит уже, ты уже бледный, зачем измываешься над собой? Помнишь, что тебе не 18

— Да, вначале я настаивала, а теперь он уже сам. Я всю жизнь спортом занимаюсь, катаюсь на горных лыжах, обязательно раз в год выезжаю на курорт.

– И мужа на лыжи поставили?

— Лет десять назад попробовала. Ему было тяжело, шутил: ты от меня хочешь избавиться. Но когда стало получаться, был так горд за себя. Но сейчас не уговорить. Ездили недавно во Францию в Куршавель с Сашей и с Игорем, мы с ней катались, дочка даже на доске пробовала, а он не стал. Говорил: мои планы расписаны на два года вперед, не имею права выбыть из строя. Когда мы познакомились, я хотела, чтобы Игорь больше обращал на себя внимания. А ему тогда было не до внешнего лоска, достаточно расслабленно относился к тому, как выглядит, одевается, взял первое попавшееся, надел и пошел. Я в этом смысле человек совершенно другой, всегда была модницей, не понимала его, решила: так надо им заняться. Постепенно Игорю стало важно, как он выглядит. И теперь его пиджаками забит гардероб. Говорит: мне это надо, вот это. Уже останавливаю его.

— Мы с Олей 22 года вместе, встретились уже в сознательном возрасте, и я во многом прислушивался к ней: какой образ жизни вести, как питаться, одеваться, к взглядам на те или иные вещи. Даже если она не акцентировала внимания, на автомате воспринимал. Для меня и сейчас важно ее мнение. Семейная жизнь – это движение навстречу друг другу.

Игорь: В компании могу пошутить, что я подкаблучник, но не могу сказать, что так на самом деле обстоят дела. – А вы, Ольга, в чем изменились благодаря мужу?

— Мы уже столько лет вместе, изменения происходят не только потому, что живешь с кем-то, влияет окружение, опыт, события, которые происходят. Но, считаю, внешние вещи человек может подкорректировать, расти духовно, но по сути остается прежним. Если есть в нем стержень, он будет всегда, нет, можно делать вид, переодеться, но суть его останется прежней.

– То, что вы пришли в отношения уже взрослыми людьми, помогает избегать конфликтных ситуаций в семье?

— Я вообще не конфликтный человек, могу обидеться и не разговаривать, но скандалить никогда не буду. Может, это не всегда правильно. Нужно обсуждать, выяснять причину размолвки. А я замыкаюсь и отхожу в сторону.

– Зато муж всегда видит, что вы обиделись…

— Но порой делает вид, что не понимает почему.

– Многие известные мужчины – Максим Галкин, Леонид Агутин – совершенно спокойно и даже с гордостью говорят, что они подкаблучники. А у вас в семье кто главная скрипка?

— В компании могу пошутить, что я подкаблучник, но не могу сказать, что так на самом деле обстоят дела. Но и кто у нас в семье лидер, не знаю. Может, и стоило больше прислушиваться к Оле. Но я такой как есть. Мы встретились и поженились не в 17 лет, а пройдя свои первые семьи и получив жизненный опыт, в чем-то было сложно наступать на себя, но как-то приноровились, прижились. Наверное, я упрям. Вот у Саши сейчас переходный возраст, и когда у них между собой недопонимание, Оля ей говорит: «Ты же упрямая, как папа».

12

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ